Все музыканты // Товмасян, Андрей Егеазарович

22 января 2011





Андрей Егиазарович Товмасян — советский джазовый трубач, основная фигура в джазе СССР в 60-е. Был сторонником традиционного американского джаза. В игре Товмасяна ассимилировалась манера американских трубачей Клиффорда Брауна и Ли Моргана.

Мать — Степанова Елизавета Михайловна. Отец — Товмасян Егиазар Абрамович, родом из Вана, бежал в 1915 году из Турции во время геноцида. Одно время работал директором магазина «Армения» на углу Пушкинской площади, в Москве.

Андрей Товмасян, со своей композицией «Господин Великий Новгород», занял первые места, как трубач, как импровизатор и как композитор, на фестивале «Джаз-62». Участник фестиваля «Jazz Jamboree 62», в составе с Вадимом Сакуном, Николаем Громиным, Алексеем Козловым, Игорем Берукштисом, Валерией Булановой, Анатолием Кащеевым и сопровождающими членами делегации: Арно Бабаджаняном, Ниной Завадской, Александром Медведевым и Пашей Пластилиным

«Товмасян, пожалуй, один из лучших трубачей Европы». Дон Эллис

«Андрей Товмасян — один из величайших артистов джаза. Молодежи его имя уже почти ни о чем не говорит, но тридцать лет назад это был настоящий прорыв. Мы, музыканты и провозвестники джаза, сами не поняли этого. Когда в начале 60-х годов звезда Товмасяна стремительно всходила на нашем черном джазовом небе. Ему не было двадцати и он был необыкновенно талантлив. Андрей стал сенсацией фестивалей в Тарту, Ленинграде и Москве. Он был в первой советской горстке джаза, робко вывезенной в Варшаву, и тут же олицетворил собою пробившееся сквозь сталинский асфальт новое поколение. Его „Господин Великий Новгород“ с колокольными звонами в начале и в конце стал козырем в защите джаза, слава этой действительно живописной вещи, может быть, даже заслонила самого автора. Так бывает. Андрей сочинял и другие пьесы. Но главное — чистейший фирменный американский джаз бил из его трубы фонтаном, и непонятно было, откуда что берется. Мы еще не могли себе представить, что где-то за пределами Америки может родиться джазовая личность, равновеликая тамошним корифеям, единственно населявшим наш джазовый пантеон». Алексей Баташев

В игре Товмасяна ассимилировалась манера американских трубачей Клиффорда Брауна и Ли Моргана. Он блестяще владел фразировкой офф-бит, и джазовыми приемами. Товмасян как бы «разговаривал» на трубе. Кроме того, его феноменальное гармоническое и мелодическое мышление приводило в восхищение поклонников джаза. Вся Москва как бы раскололась на два лагеря сторонников американского, традиционного джаза, знаменем которых был Товмасян, и поклонников новаций и экспериментов отечественного джаза, во главе которых стоял Герман Лукьянов. На бирже спор сторонников Товмасяна и Лукьянова достиг такого ажиотажа, что однажды между ними возникла драка. Сейчас трудно представить такой накал страстей вокруг джаза. Олег Степурко

Помимо музыки, А. Е. Товмасян занимался поэзией и прозой. Написал автобиографический очерк «Воспоминания».

Дискография:

  • Господин Великий Новгород.
  • Фестивальные альбомы:
  • Джаз-66, Джаз-67, Джаз-68, Джаз-84.
  • Остальные записи находятся в частных коллекциях.

Многие идеи Товмасяна заложены в книгах Олега Стипурко — «Трубач в джазе» М. 89 г. и «Блюз, Джаз, Рок — универсальный метод импровизации.» М. 95 г.



Просмотров: 7795


<<< Линдеманн, Йенс